Переработка кровельных материалов. История успеха

Переработка кровельных материалов. История успеха

До кризиса 2008 года индивидуальный предприниматель Сергей Нестеров занимался ремонтом мягкой кровли. Переработка мягких кровельных материалов была задумана как побочный бизнес, который в итоге стал основным.

Стартовые вложения составили 7,5 мил. рублей, а срок окупаемости проекта – 2 года.

Мягкий кровельный материал, которым покрывают крыши многоэтажек, разлагается даже дольше полиэтилена, утверждает Сергей Нестеров. Рязань же уникальна тем, что в этом городе целых 4 завода по производству кровли — «Технофлекс», «Шинглас», «Рязанский картонно-рубероидный завод» и «Оргкровля». После того, как такие кровельные материалы отнесли к 4 классу опасности («малоопасные»), их утилизация стала стоить дороже. «Тогда за захоронение 60 тонн мы заплатили примерно 80 тысяч рублей», — вспоминает Нестеров. Для предприятий это тоже означало увеличение издержек по захоронению.

Идея переработки вторсырья в тот момент показалась хорошим выходом — тогда не только не пришлось бы платить самим, но и можно было бы продавать полученный вторичный продукт.

Нестеров начал искать соответствующее оборудование. Выбрал и приобрел у посредников мини-завод ПБМ — разработку калининградской компании «Инэковир». Инвестиции в оборудование и производственное помещение составили в общей сложности 7,5 млн рублей.

Мини-завод позволяет перерабатывать кровельные материалы в битум и битумную мастику, которая используется в строительстве, в частности, для гидроизоляции фундаментов, бассейнов и т.п.

Вторсырье для переработки — это кровля, которую снимают с крыш при ремонтных работах (летом) и брак, который отдают Нестерову 4 рязанских кровельных завода (зимой). Высокая рентабельность — около 50% — достигается, в том числе, и за счет того, что вторсырье достается бесплатно. Заводы заинтересованы в том, чтобы кто-то перерабатывал их брак, иначе придется платить за утилизацию.

На производственной линии рулоны кровли сначала измельчаются, потом подвергаются тепловой обработке, и на выходе получается конечный продукт. Битум и битумную мастику, полученную таким способом, покупают в основном строительные магазины и оптовики. Основная часть покупателей — в Краснодаре и Ростове. Спрос сезонный — пик приходится на лето. Цена на битум, который продает Нестеров, примерно в 1,5 раза меньше той, которую предлагают крупные заводы.

«При изготовлении современных кровельных материалов битум обогащают полимерами до 16-20%, — поясняет Нестеров. — Переработанный битум уже не нуждается в обогащении, поэтому его себестоимость примерно в 1,5-2 раза меньше. То есть такой битум дешевле того, что получается при переработки нефти». При переработке 65-70% от объема вторсырья превращается в битум и битумную мастику. Хвосты (то, что не подлежит переработке) составляют 15-30%.

Согласно справке «Инэковира», себестоимость 1 тонны получаемого битума — от 950 до 1500 рублей. Рыночная цена тонны аналогичного битума колеблется от 7 000 до 12 000 рублей.

Объем производства — 130-150 тонн битума и битумной мастики в месяц. Кстати, в кризис и после него заказы на замену кровли практически перестали поступать. Переработка стала основным бизнесом Нестерова. Первоначальные вложения окупились через 2 года.

Ситуация, кстати, слегка парадоксальна — по сути, по видам продукции производство Нестерова пересекается с рязанскими кровельными заводами, которые и снабжают его бесплатным сырьем, поэтому заведомо проигрывают конкуренцию по цене. «По объемам мы им, конечно, никакие не конкуренты, — объясняет Нестеров. — Да и по рынкам сбыта тоже. Большую часть своей продукции они отправляют, насколько я знаю, в Восточную Европу».

Но на небольшом рынке частного спроса битум из вторсырья вполне конкурентен. Причем, спрос превышает предложение — в этом году оптовики-заказчики Нестерова оставили заявку на 200 тонн при объеме производства в 150 тонн.

По расчетам Нестерова, если бы удалось нарастить производство до 260 тонн, спрос по Рязани был бы удовлетворен. «Для этого нужно дублировать технологическую линию и ввести вторую и третью смены, — делится цифрами Нестеров. — Тогда снизятся и постоянные издержки — рабочим уже не нужно будет разогревать печь, например».

Дополнительные инвестиции Нестеров оценивает в 3,2 млн рублей. Тогда можно было бы расширить и линейку конечных продуктов — производить еще битумную грунтовку и битумную эмульсию. «Битумная эмульсия, обогащенная полимерами, была бы хороша в дорожном строительстве, — мечтательно говорит Нестеров. — Тогда бы дороги по 25-30 лет ремонтировать не пришлось бы».

По словам Нестерова, найти источник инвестиций пока сложно — инвесторы с прохладой относятся к локальным проектам переработки из-за отсутствия глобальных перспектив. Но все же переработка или рециклинг явно станет важной отраслью в не таком уж отдаленном будущем. Например, на сайте олимпийских игр «Сочи-2014» уже анонсирована реализация концепции «Zero Waste» (популярная в Великобритании и Японии концепция «ноль отходов»). «Принцип «ноль отходов» означает одновременно и принцип «ноль потерь» — восстановление и повторное использование отработавших изделий, компонентов и материалов, из которых они изготовлены», — говорится на сайте.

Перспективы развития рециклинга, по всей видимости, довольно велики.
Но перерабатывать можно не только старые автомобильные покрышки и кровельные материалы. Рециклингу подлежат пластмассы, полимеры, кабельные отходы, отработанные аккумуляторы и др.

Сложность в том, что переработка все же считается низкорентабельным бизнесом, и должна опираться на государственные дотации. Но финансирование не обязательно должно быть бюджетным. Например, есть практика так называемой «залоговой стоимости» — когда, например, в стоимость напитка в пластиковой бутылке включена стоимость переработки самой бутылки.

Переработка кровельных материалов. История успеха